На главную
 
 
39. Культурные учреждения Нарвы.

Показателем культурно – просветительной работы в городе было наличие театральных помещений, концертных и танцевальных залов, народных домов. Клубов и так далее.
Современный деятель просвещения вероятно поинтересуется, какими помещениями для спектаклей, концертов, лекций, вечеров располагала Нарва до 1940 года, имевшая 26 – 27 тысяч населения.
Прежде всего было два крупных зрительных помещения: театр общества трезвости «Выйтлея» на 538 мест и театрально-концертный зал общества «Ильмарине»
В помещении «Выйтлея» работало две театральные труппы: русская и эстонская. Имели место выступления симфонического оркестра, гастроли театральных коллективов и концертных групп.
Сцена «Ильмарине» значительно уступала по размерам и по оборудованию сценической площадке «Выйтлея», поэтому спектакли здесь давались реже, хотя, с другой стороны, антрепренеры предпочитали арендовать «Ильмарине» по материальным соображениям: большее количество мест обеспечивало хороший сбор. При «Ильмарине» работал любительский драматический кружок на эстонском языке. Русские здесь не занимались.
Для концертов пользовались небольшим залом немецкого общества «Гармония», служившего одновременно и танцевальным залом, местом для устройства благотворительных вечеров с концертной программой, кабаре, маскарадами, карнавалами.
В центре старого города имелись отдаваемые в аренду два клубных помещения – городского добровольного пожарного общества, на углу Вышгородской и Рыцарской улиц и солдатского клуба на улице Эха. Здесь, для широкой публики, устраивались танцевальные вечера и посещала их молодежь, проживавшая в центре города.
«Привилегированное общество» чаще всего собиралось в немецком клубе «Гармония». Здесь на закрытых вечерах можно было увидеть администрацию кренгольмских фабрик, конечно немцев, всех тех, кто мог без ущерба для семейного бюджета выложить немалые деньги за столики и ночное кабаре.
О Нарвском русском общественном собрании на углу Кирочной и Рыцарской улиц я уже говорил. На закрытых вечерах русское купечество и промышленники со свойственной русской душе размахом веселились «во всю Ивановскую».
На ведомственном положении находилось и офицерское казино на Вестервальской улице. Доступ сюда был открыт не каждому.
Для нужд кренгольмских рабочих имелся Народный дом с залом. Сценической площадкой, библиотекой, комнатой для кружковой работы. Три раза в неделю демонстрировались киносеансы. В канун праздников и в сами праздники устраивались танцевальные вечера. Изредка давались спектакли и концерты. Дом этот сохранился и до наших дней, перестроенный в спортивный зал.
Служащие Кренгольма имели свой клуб, носивший наименование английский, рядом со старым стадионом (отделение гинекологии Кренгольмской больницы).
Специфично отдыхали служащие. О лекциях не имели представления. В редких случаях собирались на концерты или спектакли. Как правило играли в биллиард, кегли, карты, сидели в буфете.
Такая же картина «культурного отдыха» наблюдалась и в клубах служащих Суконной и Льнопрядильной мануфактур. В карты и биллиард играли до утра, причем, на деньги. Кутежи в клубах были обычным явлением.
О деятельности народного дома Суконной и льноджутовой мануфактур я говорил выше. По своим размерам здание Народного дома не могло удовлетворить культурных потребностей рабочих. Здание давно нуждалось в расширении. Об этом не раз совет рабочих обращался к администрации, но дальше обещаний дело не шло.
Многообещающей и перспективной работой радовало Ивангородское пожарное общество. Развитие культурно-просветительной деятельности не замыкалось на в узких рамках интересов жителей Ивангородского форштадта. Оно ширилось не только за счет связей с окрестными деревнями Нарвской волости (Захонье, Заречье, Комаровка, Венкуль, Саркуль) но и с районами Верхнее-Наровья и даже Причудья. Деревенские культурно-просветительные общества постоянно приезжали в Ивангородское пожарное общество, происходило творческое соревнование, молодежь обменивалась опытом, заводила дружбу. Росло национальное самосознание, укреплялись культурные интересы, заставлявшие деятелей города и деревни идти рука об руку с отстаивании политико-экономических интересов.
После ликвидации «Святогора» крайне неловко чувствовал себя совет старшин Нарвского русского общественного собрания. После столь бурной и живой деятельности в стенах собрания все вдруг замерло, стало покрываться прежней плесенью. Надо было что-то предпринимать, чтобы в какой-то степени себя реабилитировать перед общественным мнением, - дескать и без молодежи мы можем ставить «воскресники». Из молодых членов Русского клуба при русском общественном собрании, их жен и молодежи собрали драматический кружок, который возглавил режиссер-любитель А.И. Михелис-Лесной. Пьесы подбирались по личным пристрастиям режиссера, поэтому репертуар был неравноценным, случайным. За два года своего существования, в кружке были поставлены пьесы: «Мебилированные комнаты Королева», «Говорящий немой», «На пороге великих событий», «Линия Брунгильды», «Новый дом», «Сорванец». Из-за того, что «воскресники» были нерегулярными, интерес к ним постепенно затухал и драматический кружок был ликвидирован.