На главную
 
 
9. Воспевшие 'Жемчужину Финского'

ХУДОЖНИКИ А.И. МЕЩЕРСКИЙ, И.И. ШИШКИН, Н.Н. ДУБОВСКИЙ.

Каждый из них силой таланта, яркими красками своей палитры запечатлел своеобразную, неповторимую красоту побережья Финского залива, отразив в многочисленных полотнах пейзажи, зарисовки Гунгербурга (Усть-Нарвы), Шмецке, Меррикюля, Удриаса.
Мещерский и Шишкин приблизительно одинакового возраста, Между ними разница в два года. Оба нашли здесь обильный материал для творческого воплощения в картинах моря, прибрежных скал, соснового и лиственного лесов и, вообще, всех гунгербургские красот, которые не смогли ускользнуть от их внимательного, прозорливого глаза.
Мастер пейзажной живописи, Дубровский значительно моложе Мещерского и Шишкина, дожил до Февральской и Октябрьской революций.
О картинах этих художников написано немало восторженных строк. Полотна Мещерского, Шишкина, Дубровского украшают многие музеи, картинные галереи, частные коллекции.
Арсений Иванович Мещерский (1834-1902) написал следующие картины, посвященные Гунербургу и его окрестностям: 'Побережье Нарвского залива', 'В Нарвском заливе', 'Нарвский рейд', 'Нарвский порт', 'На Нарове', 'В лесу Усть-Наровы'.
Трудно оставаться спокойным, равнодушным к творчеству великого знатока лесных тайн, тонко ощущающего жизнь леса и его обитателей, прославленного русского художника Ивана Ивановича Шишкина (1832-1898), проводившего лето в Меррикюле и Шмецке в восьмидесятых и девяностых годах прошлого столетия.
Картины Шишкина 'Меррикюль', 'У берегов Финского залива', 'Приморский берег', 'Лес' хранятся в Русском музее.
Третьяковскую картинную галерею в Москве украшает выдающееся полотно Шишкина 'На берегу моря' (1888 г), воспроизводящее природные богатства Меррикюля.
Плодовитым было творчество жившего в Удриасе Николая Николаевича Дубровского (1859-1918 гг.). Художник оставил в наследство потомкам большое количество больших и малых полотен, эскизов, зарисовок. Особенно его прославила написанная здесь картина 'Притихло' (1890г.). Её содержание - предгрозовое состояние природы - вызывает у зрителя сильные эмоции. Глядя на нее, остро ощущаешь, что сейчас в природе должно произойти что-то страшное.

--------------------------------------------------''-------------------------------------------------

ПИСАТЕЛИ - И.А. ГОНЧАРОВ, Н.Н. ЛЕСКОВ, Д.Н. МАМИН-СЕБЕРЯК.

Выдающийся русский писатель-классик Иван Александрович Гончаров (1812-1891) гостил в Гугербурге летом 1887 года в возрасте 75 лет, проживая в центре курорта на Меррикюльской ул.
Писатель мечтал найти в Гунгербурге покой, настоящий отдых. Мечтам его суждено было осуществиться, о том свидетельствуют его письма, адресованные известному судебному деятелю А. Ф. Кони.
'... И вот я направляюсь 5 июня в Гунгербург близ Нарвы. Моя дача расположена в центре на большой улице в двух шагах от акциенгауза, от почты и от моря. Очень удобно...'
В другом письме Гончаров пишет:
'...Сегодня три недели, как я здесь, и пока не нахвалюсь. Все в зелени кругом, берег неописано хорош... Но главная прелесть это пустынность тишина и уединение. Отсутствие толпы и знакомых переносит меня в деревенскую глушь, - и я чувствую себя на своей просторной даче с тремя верандами в разные стороны, совершенным помещиком... Кругом садик и до моего слуха не доходит никакого шума и голосов, кроме петушиных... И любо мне при этом чудесном, свежем и здоровом воздухе...'
'...Здесь в Усть-Нарове, - рассказывает в очерке 'Родина' И.А.Гончеров, - живут тихо, уединенно, безмятежно. Дачи окружены где маленькими, где большими садами, так что дачникам неизвестно, как живут соседи. Дачники, если хотят, могут встречаться друг с другом на музыке, которая собирает около себя публику, или на море во время купанья, или на вечерних прогулках на морском берегу...'

---------------------------------------------------''---------------------------------------------------

Пять летних сезонов 1890-1894 гг. жил в Шмецке, Меррикюле, Гунгербурге писатель Николай Семенович Лесков (1831-1895).
Что представляла из себя в ту пору дачная местность Шмецке? На этот вопрос отвечает сам писатель в рассказе 'Импровизаторы', написанном в 1892 году:
'...Шмецк - это длинная береговая линия домиков, соединяющая устье Наровы или Гунгербург с Меррикюльским лесом, за которым непосредственно начинается и сам знаменитый некогда Меррикюль - ныне довольно демократизированный, или 'опрощенный'. Местоположение такое: море, за ним полоса плотно уложенного песку (plage), за пляжем береговая опушка из кустов и деревьев, и тут построены дачи или домики, а мимо них пролегает шоссированная дорога, а за ней лес, довольно сырой и довольно грязный. Лавченки, так же как и домики, построены лицом к дороге, за которой начинается лес...'.
О творческой, личной жизни Н.С. Лескова, о его встречах на берегах Финского залива лучше всего рассказывают многочисленные письма. Живя в Шмецке, он оживленно переписывался со Львом Николаевичем Толстым. 20 июня 1891 года он пишет: 'Добрый друг наш Лев Николаевич. Я теперь живу на Устье - Наровы, в тишине и одиночестве и о том, что происходит на 'широком свете' узнаю только по газетам...'
В августе этого же года Лесков сообщает Льву Толстому:
'Сейчас уезжаю из Шмецке на житье в Петербург. Здоровье не поправилось и, очевидно, не может быть поправлено, но духовное мое состояние очень хорошо...'
Написанный в Меррикюле рассказ 'Загон', который первоначально назывался 'У свиного корыта', Лесков послал для рецензирования Льву Толстому, который 10 декабря 1893 года любезно ответил: 'Уже давно следовало мне написать Вам, а потом некогда было. Мне понравилось, и особенно то, что всё это правда, не вымысел. Можно сделать правду столько же, даже более занимательной, чем вымысел, и вы это прекрасно умеете делать...'
Из писем Лескова к издателям Лаврову и Гольцову мы узнаём, что вторая и третья части романа Лескова 'Чёртовы куклы' писались в Гунгербурге. Летом 1892 года Лесков пишет в Шмецке три рассказа: 'Импровизаторы', 'Пустоплясы', 'О квакерах' и в следующее лето рассказ 'Продукт природы'.
Любопытно содержание письма Лескова писательнице Л.И. Веселинской, которую он приглашает приехать к нему в гости в Меррикюль. Дается подробнейшее описание пути:
'...Из Петербурга или Гатчины в Меррикюль можно ехать утром (в 9 часов) и в обеденную пору (кажется в 4 часа). Выехав в 9 часов утра, приезжают в Нарву в 2 часа, переезжают на извозчике город до пристани (цена 30 коп.) и садятся на пароход 'Нарва', который идет к Устью ли в Гунгербург. Отходит в 3 часа (1 класс-30 коп., 2-й -20 коп.). Город Нарва очень характерен, а берега реки Наровы очень красивы. То и другое стоит видеть. В Гунгербурге встают (4 часа дня), берут извозчика, 'карафашку' и едут в Меррикюль (7 верст, по Гунгербургу 2 версты, по Шмецке три с половиной версты и полторы версты лесом. Цена по таксе одноконному экипажу -1 рубль. Пароконный не нужен.)
Приедете к нам около 5 часов вечера. Извозчику в Меррикюле велите подвести себя к даче Бормана в лесу, рядом с сапожником. Тут найдёте несколько своих покорных слуг, которые сделают Вам одолжение, - все будут знать, куда Вас проводить.
Такой маршрут я считал бы для Вас за наилучший; но если город Нарва и берега Наровы Вас немало не интересуют, то берите билет не до Нарвы, а до станции Корф (первая за Нарвой) и там на Корфе (теперешняя станция Аувере - примечание С.Р.) возьмёте карафашку, которая прямо привезет Вас в Меррикюль (7 верст, цена 1 рубль) - это скорее, но не увидите Наровы, - что, впрочем, легко восполнить на обратном пути, когда следует и посмотреть пороги (2-3 версты от города, цена 75 коп.).
Выезжать из Петербурга или из Гатчины днём (около 4 час.) мне случилось только раз и не понравилось, потому что всюду приезжаешь как-то 'не вовремя'...

-------------------------------------------------------''-------------------------------------------------

Писатель Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк (1852-1912) отдыхал первое лето в Гунгербурге в 1896г. В центре курорта на улице Выгонной.
Родом с Урала, автор известных романов 'Приваловские миллионы', 'Горное гнездо', 'Золото'. 'Хлеб', в которых рассказывается о тяжелой доле уральских рабочих и крестьян, Мамин-Сибиряк много путешествовал, приезжал в Эстляндскую губерню (нынешняя Эстония), знакомился с жизнью городского и деревенского населения и в своих путевых набросках рассказывает о Нарве и Гунгербурге. О курорте, например, он писал: 'Курорт носит общее название Гунгербург и тянется по берегу больше, чем на десять вёрст. Чудный морской берег, великолепное купание, громадная площадь соснового леса, - всё это делает Гунгербург одним из первоклассных русских курортов, на котором находят себе летний приют больше десяти тысяч дачников и больных...'
В письме к матери 22 июня 1896 года, проживавшей в Екатеринбурге, Мамин-Сибиряк рассказывает о себе и больной дочери Алёнушке:
'... Море, сосновый лес и всё недорого. Есть очень хорошая лечебница, где Алёнушка берёт ванны из грязи. Море восхитительно. Наша дача в пять комнат, она приготовлена для тебя. За лето платим 100 руб. Дача особняк и стоит в редком сосняке. Почва песчаная и тени мало, но воздух настоящий, сосновый...'
Приезжал Мамин-Сибиряк в Гунгербург и на следующий год. Тогда он снимал дачу на Малой Лоцманской ул. невдалеке от маяка. Последний раз в Гунгербурге Мамин-Сибиряк отдыхал в 1897 году.
'... Лета так и не было, - с огорчением сообщает друзьям писатель, - дожди, холод, сырость... Полтора месяца были скверные и ждать хорошей погоды больше нечего... Если август будет хорошим, то хочется пожить в Гунгербурге до половины месяца...'

------------------------------------------------------''-------------------------------------------------

ДЕЯТЕЛИ ИСКУССТВА В ГУНГЕРБУРГЕ -
КОМПОЗИТОРЫ, ПЕВЦЫ, МУЗЫКАНТЫ, АКТЕРЫ.

Автор известных опер 'Дубровский', 'Франческо да Римини', написанных в Гунгербурге, в течение многих лет дирижёр Мариинской оперы в Петербурге, чех по национальности, Эдуард Францевич Направник не представлял себе летнего отдыха вне Гунгербурга. Как только закрывался сезон в Мариинке, Направник сразу же приезжал в числе первых дачников на берег Финского залива. Жил он в собственной даче на Садовой улице. У гостеприимного Направника часто устраивались домашние концерты, гости, - в их числе певцы Ершов, Мельников, Палечек, скрипач Ауэр, виолончелист Вежбилович и др. отдыхающие в курорте выступали в гостиной композитора, сыновья которого аккомпанировали участникам концерта.
Постоянным гостем Направника был также выходец из Чехии бас Мариинской оперы Иосиф Палечек, снимавший дачу на Юрьевской улице в районе пристани. В России Палечек сделал блестящую карьеру. Вскоре он стал оперным режиссером Мариинской оперы и вёл педагогическую работу по классу пения в Петербургской консерватории.
В Гунгербурге жил и выступал в зале курзала с собственными концертами драматический тенор Мариинской оперы в Петербурге Иван Васильевич Ершов, голос которого отличался редкой силой и широтой диапазона. Ершов считался в Росси лучшим исполнителем опер Вагнера - 'Тангейзер', 'Лоэнгрин', 'Тристан и Изольда', занимался педагогической деятельностью в Петербургской консерватории.
В двадцатых годах в период существования буржуазной Эстонии из Советского Союза приехал бас Мариинского театра Иван Филиппович Филиппов, впервые появившийся на этой сцене в 1912г. Пел он в очередь с Шаляпиным в классических операх русских и иностранных композиторов. Особенно прославился в роли Мефистофеля в опере 'Фауст', благодаря отличным вокальным данным и выигрышной внешности, - высокий рост, стройная, молодцеватая фигура. Выступая в русской опере в Таллинне, давал собственные концерты, участвовал на благотворительных вечерах. Каждое лето гостил в Усть-Нарве, выступал в концертах в курзале. С годами голос Филиппова поблек. Певец сменил сцену на подмостки ресторанов и кафе, опустился настолько, что петь больше не мог.
Популярность курорта, во время первой мировой войны переименованного в Усть-Нарву и ещё позже при буржуазной Эстонии в Нарва-Йыэсуу, что в переводе с эстонского означает Усть-Нарва, с каждым годом росла и крепла.
Появились дачники - иностранцы из Финляндии, Швеции, Германии, Англии, Бельгии, Голландии, отдыхавшие на вилле Капричио, ставшей пансионом для иностранных туристов. Эстонские коммерсанты окружали их особым вниманием за иностранную валюту и в целях пропаганды курорта за границей.
В концертном зале курзала выступали лучшие певцы и актёры театра Эстония - Альфред Сяллик, Карл Отс, Александр Ардер, Бенно Ганзен, Агафон Людиг, Пауль Пинна. Дачная публика любила бывать на концертах скрипачей Альфреда Пампель, Артура Инглисмана, пианистов, профессоров Таллиннской консерватории - братьев Артура и Теодора Лемба.
Летний (деревянный) театр рядом с курзалом обычно открывался с наступлением тёмных вечеров во второй половине лета. До революции на его сцене вместе с местными любителями выступали профессиональные актеры Александринского театра в Петербурге. Профессионализмом отличались спектакли в летнем театре в период 1923 - 38 гг. с участием выдающихся деятелей русской сцены Е. Жихаревой, Е. Плевицкой, Е. Грановской, И. Певцова, С. Сабурова, Н. Литвинова и многих других, выступавших вместе с актёрами Нарвского русского театра. Но не все курортные спектакли ставились на высоком художественном уровне, в особенности, когда за их организацию брались антрепренёры халтурщики типа Зейлера, Владимирова-Кундышева, Лойко.
Рассказывая о постоянно выступавшем на пляже и в летнем парке духовом оркестре 1-ой дивизии, нельзя обойти молчанием его бессменного дирижёра, нарвитянина Эдуарда Кнуде.
Окончив Петербургскую консерваторию со званием капельмейстера духового оркестра, Эдуард Кнуде посвятил всю свою жизнь любимой работе не только среди военных музыкантов. Он организовал и руководил духовым оркестром, составленным из учеников Нарвской гимназии. Готовил духовые оркестры для выступления на певческих праздниках в Таллинне.
Признательная дачная публика курорта по заслугам оценила творческую работу бессменного дирижёра оркестра, в котором насчитывалось более тридцати опытных, квалифицированных музыкантов. Э. Кнуде умело, со вкусом подбирал репертуар концертов, в программу которых включал популярные произведения классической и развлекательной музыки, знакомил с творчеством Бетховена, Чайковского, Моцарта, Грига, Сибелиуса, Штрауса, Кальмана.
Умер Эдуард Кнуде в возрасте 62 лет незадолго до начала Отечественной войны и похоронен на кладбище в Сиверсгаузене.

-----------------------------------------------------''--------------------------------------------------------

Три раза в кургаузе устраивались кабаре с участием русских и эстонских актёров эстрады. Чтобы привлечь больше дачников, хозяин кургауза изощрялся в изобретении таких вечеров, как 'Выборы мисс Гунгербург', 'Конкурс на лучший загар', 'Выборы мистера Гунгербург', 'Лучшие исполнители вальса, танго, мазурки' и т.д. В целях рекламы таллиннские торговые фирмы награждали призёров сувенирами.
Конферировали обычно двое, - на эстонском языке Пауль Пинна, на русском языке - Владимир Герин. Оба отличались остроумием и находчивостью, конферанс строился на местном материале, поэтому в зале царило большое оживление, не было недостатка в веселье и хорошем настроении.